Склонность к риску представляет собой довольно устойчивую характеристику индивида и связана с такими личностными чертами, как импульсивность, независимость, стремление к успеху, склонность к доминированию. Влечение к рисковому поведению принадлежит к числу врожденных форм поведения, обусловленных соответствующими инстинктами. Особенностью инстинкта рискового поведения является то, что он проявляется снижением инстинкта самосохранения, т.к. толкает индивидуума на опасное поведение, которое может привести его к ранению или даже к гибели [1, 2, 6]. На рисковое поведение также оказывают влияние культура и социальные условия.

Человек всегда существовал в ситуации необходимости проявления рискового поведения, т.е. принятия решения, последствия которого неопределенны и часто негативны или даже смертельно опасны. Угроза хищников, природных факторов, войн создавали почти постоянную ситуацию риска [4]. Поводом для войн первоначально были борьба за охотничьи угодья, потом за территории, имеющие значение для ведения сельского хозяйства – поля и пастбища, или просто с целью грабежа. Второй целью почти во всех культурах и на всех континентах было похищение людей для использования их в качестве рабов или товара, а также похищение женщин. Постоянной причиной войн еще до возникновения государств были кровная месть, войны, вызванные религиозными мотивами, такими как похищение людей для принесения в жертву, месть за предполагаемое колдовство со стороны соседей, вызвавшее чью-то гибель [4]. Кровная месть остается неизжитой в странах Ближнего Востока, некоторых кавказских народов, в Албании, а также в Южной Италии. Советское государство прилагало огромные усилия по искоренению кровной мести на Северном Кавказе. С появлением государств войны в мире ведутся почти непрерывно, иногда в форме войн, вовлекающих десятки стран, иногда в форме локальных конфликтов, в том числе в форме внутригосударственных гражданских войн.

Вместе с тем необходимость человеческого общества в рисковом поведении определяется не только войнами и угрозой природных стихий. Имеется большое число занятий и профессий, требующих такого поведения и в мирное время. Это и борьба с преступниками, действия в условиях чрезвычайных ситуаций, управление многими видами транспорта, участие в экстремальных видах спорта и т.д. Таким образом, в популяциях человека всегда имеется определенное число людей, в жизни или профессиональной деятельности которых рисковое поведение оправданно и необходимо для социума. Большинство населения предпочитает избегать опасных ситуаций, если риск для жизни достаточно очевиден. Вместе с этими двумя достаточно противоположными группами постоянно можно видеть некоторое число людей, напротив, стремящихся к ничем неоправданным опасностям.

Во многих культурах для социализации подобных проявлений практикуются опасные виды соревнований и развлечений, которые позволяют лицам с влечением к опасным ситуациям реализовать в них свое влечение. Так, во многих странах, в том числе ранее в России были распространены кулачные бои с участием сотен людей, что нередко приводило к массовым травмам (сейчас в некоторых местах предпринимаются усилия по их возрождению). С XIV до начала XX века в европейских странах была распространена практика дуэлей как способ разрешения конфликтов. В ряде стран Европы сохраняются традиционные поединки с животными, которые в отдельных случаях заканчиваются гибелью участников. К таким видам рискового поведения можно отнести корриду в Испании, Португалии и Латинской Америки, тавромахию (бычьи бега) в этих же странах. Наиболее известны бычьи бега в Памплоне в испанской Наварре.

История свидетельствует о том, что потребность в подобных видах деятельности растет. Современные технические возможности способствуют появлению новых видов спорта, в которых главным являются не столько умение, ловкость, тренированность к определенным спортивным навыкам, сколько возможность удовлетворения влечения к преодолению искусственно создаваемых крайне опасных ситуаций. Это такие виды спорта, как автомобильные, велосипедные и мотогонки, воздушный пилотаж, альпинизм, спелеология, сплав по горным рекам, дайвинг, виндсерфинг, санный спорт и множество других. Новые технологии создали такие опасные формы перемещения в пространстве, как дельтапланеризм, парапланеризм, банджи-джампинг (прыгание на тарзанке) и т.д. При этом механизмы соревнования и моды ведут к тому, что этими опасными видами спорта все чаще пытаются заниматься случайные люди, не имеющие необходимой подготовки.

Примером такого нового, ставшего популярным видом экстремального спорта, является «бэйс-джампинг», разработанный в 1960-е годы в США К. Бенишем, включающий прыжки с парашютом с неподвижных объектов и небольшой высоты, что не позволяет использовать запасной парашют. Наименование «бэйс-джампинг» (BASE jumping) представляет собой аббревиатуру из четырех слов: Building, Antenna, Span, Earth (здание, антенна, пролет, земля). В разное время бэйсерами были совершены прыжки с Эйфелевой башни, Пизанской башни, со статуи Христа в Рио-де-Жанейро, с множества мостов. На Урале бейс-джамперы совершали прыжки с недостроенной телебашни в Екатеринбурге (220 м) и с трубы комбината СУМЗ в Ревде. В настоящее время по этому виду спорта проводятся мировые чемпионаты.

Примерами других новых экстремальных видов спорта могут служить:

  1. Вулканобординг – спуск на специальной деревянной доске с действующего вулкана, со скоростью до 50 миль/час.
  2. Катание по песчаным дюнам на 4WD.
  3. Слэклайнинг – прохождение по канату на рекордно большой высоте. Рекорд – прохождение по натянутому канату над ущельем высотой в 1000 метров.
  4. Санный спорт-стрит – спуск.
  5. Лимбоскейтинг – проезд на роликовых коньках под очень низко расположенным (над уровнем земли) препятствием, например, меж-ду днищем автомобиля и асфальтом (рекорд – проезд под 57 машинами, выстроенными в один ряд).

Однако помимо таких экстремальных видов спорта в последние годы во всем мире, и в , кончая Зимним Дворцом в том числе в городах России растет движение последователей новых видов рискового поведения, которые развиваются в рамках соревновательного поведения молодежи, носящего относительно бессмысленный и противозаконный характер, как, например, залезание на крыши высотных зданий или небоскребов (руфинг) или проникновение на заброшенные объекты, начиная от крупных индустриальных заводов и военных баз до старых домиков в вымерших деревнях, в том числе в Чернобыльскую зону отчуждения на Украине (сталкеры), проникновение в подземелья часто бывших секретных объектов (диггеры) [20, 21]. Ерническое самоопределение руфинга самими участниками такового (руферами) звучит так: «Руфинг (руферство, от англ. Roof – крыша, оно же: крышинг, крышелазинг, крышнаидство) – времяпрепровождение представителей вида Homo Sapiens, заключающееся в проникновении и пребывании на крышах различных зданий и сооружений, начиная от коровника где-нибудь в глубоком ЗамкадьеПетрограде или Кремлём в Москве. Руферство является одним из направлений сталкерства, суть которого заключается в том, чтобы «лазить, где попало в своё удовольствие» [20].

Но наиболее массовым стало совершение поездок на крышах или на различных выступах вагонов железнодорожных поездов (товарных или пассажирских) или других видов общественного транспорта – вагонах метрополитена, трамваях, троллейбусах. Наиболее общепринятое международное наименование этого вида движения – трейнсёрфинг (trainsurfing) или трейнхоп, трейнхоппинг (trainhop – запрыгивание на поезда) [22].

В России это движение получило наименование «электричкинг» или «зацепинг». «Электричкинг» также представляет собой псевдо-спортивную активность, проявляющуюся в стремлении молодых людей, чаще юношей, реже девушек, подросткового или юношеского возраста, ездить на крышах вагонов электрички или на крышах вагонов троллейбусов, трамваев, метрополитена, или на каких-то выступах вагонов [18, 19].

Сама по себе езда на крышах или выступах вагонов общественного транспорта известна в Европе еще со времен дилижансов XVIII века и первых поездов XIX века. Она становилась распространённым явлением в годы Первой и Второй мировой войн, в России в годы Гражданской войны. Такая езда была достаточно частым явлением в странах с низким уровнем жизни населения. В настоящее время чрезвычайно распространена в странах Южной и Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки. В Европейских странах и СССР она исчезла уже в 1950-е годы, причем отчасти в связи с появлением автоматически закрывающихся дверей, что сделало невозможным ехать, цепляясь за ручки и иные места в дверях. Однако в 1990-е годы в европейских странах, а также в отдельных городах США и Австралии трейнсёрфинг из одного из видов молодёжного хобби трансформировался практически в молодежное экстремистское движение, основу которого составил трейнсёрфинг на поездах пригородного и местного сообщения.

Время от времени на железных дорогах мира происходят случаи гибели или серьёзного травмирования людей, проезжающих снаружи поезда, некоторые из которых получают освещение в СМИ, а иногда даже могут вызвать широкий общественный резонанс. По официальным данным в Бразилии в течение 1989 года погибло порядка 150 и пострадало порядка 170 подростков-трейнсёрферов. В США в Нью-Йоркском метрополитене c 1989 по 2011 год при проезде снаружи поездов погибло 13 и пострадало 56 трейнсёрферов. В 2008 году при проезде снаружи поезда в Германии погибло 40, в Индонезии – 53 человека. В России ежегодно серьёзно травмируется и погибает несколько десятков трейнсёрферов, главным образом на территории Москвы и Московской области, где за 10 месяцев 2012 года погибло 6 и серьёзно пострадало 8 несовершеннолетних трейнсёрферов. Идеологи транссерфинга на такую информацию заявляют, что гораздо большее число людей гибнет в обычных дорожно-транспортных происшествиях.

Трейнсёрфинг обычно рассматривается практикующими его пассажирами либо как экстремальное развлечение, либо как свободный способ езды при поездке на поезде куда-либо, обладающий рядом преимуществ по сравнению с ездой в вагоне. К числу преимуществ относят:

  1. Получение удовольствия от скорости и процесса езды.
  2. Расширенный обзор окружающей местности в сравнении с видом из окна вагона.
  3. Возможность проехать с относительным комфортом при переполненности вагона, а также духоте или сильной жаре.
  4. Возможность сэкономить на оплате проезда.
  5. Возможность осуществлять посадку и высадку на ходу поезда при движении с небольшой скоростью, что позволяет успеть на отправляющийся поезд или покинуть его до полной остановки.
  6. Возможность проезда на поезде, не осуществляющем перевозку пассажиров (на товарном, почтовом или служебном поезде, на одиночном локомотиве, на пассажирском поезде, совершающем служебный рейс и т.д.).
  7. Повышение общей мобильности при перемещении по поезду, то есть возможность прохода с внешней стороны поезда при невозможности осуществления этого внутри него (например, из-за закрытых дверей в межвагонных переходах, пожаре в вагоне и т. д.), и возможность проникнуть в вагон или из него не-стандартными способами (через окно, межвагонную резину и т.д.).
  8. По мнению ряда трейнсёрферов, навык проезда снаружи поездов способствует развитию общей физической и ментальной подготовки, и может сыграть роль при спасении в экстренной ситуации.

Выделяют три подвида трейнсёрфинга (или зацепинга): Фронт-зацеп – это езда спереди, в слепой зоне видимости для машиниста. Классический зацеп – езда сзади. Руфрайд – езда на крыше поезда. Зацепинг представляет собой противозаконное действие, предполагая исходно активный, агрессивный отказ от оплаты проезда. В этом зацепинг сближается с путешествием автостопом, но автостоп предполагает добровольное согласие водителя или владельца транспорта бесплатно подвезти путешественника, а при нежелании он всегда может отказаться. В случае зацепинга зацеперы тайно проникают в места проезда, а охрана часто не в состоянии предотвратить их действия.

Важно отметить, что участниками электричкинга в России, как и в странах Европы или США, являются отнюдь не маргинальные слои населения. Среди них во множестве представлены студенты. В Москве – это часто студенты лучших московских ВУЗов, таких как МГТУ им. Баумана, МФТИ. В России особенно выраженный рост движения произошел летом 2010 г. после широкомасштабных отмен электричек и аномальной жары. В это же время организованными группами зацеперов были проведены мероприятия по массовому проезду снаружи поездов. Создание организованного движения трейнсёрферов, освещение в СМИ связанных с зацепингом несчастных случаев привели к широкой известности данного явления и тому, что в Подмосковье оно приняло массовый характер.

Можно выделить два фактора распространения различных видов рискового поведения. Один из них состоит в возникновении материальных условий для реализации рискового поведения. Так, Руфинг стал возможен лишь при появлении небоскрёбов и высотных зданий (небоскребы – здания в 30 и выше этажей, высотные здания – ниже 30 этажей). Транссерфинг (зацепинг) невозможен без железнодорожного или иного транспорта и возможности прикрепляться к его вагонам. Создание вагонов, ограничивающих действия зацеперов автоматически закрывающимися дверями или устранением межвагонных промежутков и выступов на вагонах, преодолевается использованием специальных технических средств, как например, вакуумных присосок и карабинов для прикрепления к поверхности вагонов скоростных поездов, как это было реализовано на германских скоростных поездах ICE3.

Точно также множество новых экстремальных видов спорта было невозможно до изобретения акваланга, дельтаплана или спортивных снарядов для виндсерфинга, саночного спорта, современных горных лыж, строительства трамплинов и т.д.

Распространению трейнсерфинга в последние 20 лет особенно способствовало развитие интернета, где зацеперы создали многочисленные сайты, форумы, в которых производится обмен информацией, выкладываются фотографии и видеоклипы, в т.ч. сообщения о гибели участников, а так же планируются массовые мероприятия по катанию снаружи поездов. Информация доступная в интернете так же свидетельствует о том, что объединения трейнсёрферов занимаются сбором и систематизацией информации по видам подвижного состава и способам проезда на них, а также особенностям езды на различных железнодорожных линиях.

Среди некоторых сообществ трейнсёрферов также могут возникать определённые традиции и негласные правила этики. Например, у многих участников порча подвижного состава, причинение неудобств другим пассажирам и поездным бригадам, а также намеренное создание помех в движении поездов считаются недопустимыми действиями. Хотя есть и исключения. Время от времени могут появляться лица, которые при незаконном проезде занимаются вандализмом и наносят вред подвижному составу или создают помехи в движении поездов. Некоторые из них рисуют граффити на лобовых стёклах кабин и корпусах поездов, ломают дворники и разбивают стёкла и фары, срывают концевые краны тормозной или напорной магистрали с целью экстренной остановки поезда без необходимости, опускают токоприёмники с целью обесточить поезд или бросают предметы в проходящие поезда.

Технический прогресс не является единственной причиной развития подобных нарушений. Главным условием рискового поведения, не связанного с потребностью защиты или сохранения социума, является наличие достаточно большой группы людей с повышенной потребностью к осуществлению ничем неоправданной опасной деятельности. Основной целью этих лиц является стремление снова и снова повторять опасные ситуации, ведущие к выбросу гормонов стресса, и получение особенно глубокого удовольствия после успешного их преодоления.

Адреналиномании – это эволюционно допускаемое нарушение инстинкта самосохранения отдельных индивидуумов в интересах сохранения в критических ситуациях большинства особей вида. Очевидно, что присутствие во всех популяциях человека людей с повышенной потребностью в опасной деятельности является результатом постоянно происходящего естественного отбора. Несмотря на то, что люди с этими свойствами в среднем живут меньше, чем избегающие опасности, и оставляют меньше потомства, их наличие в популяции обеспечивают защиту большинства в экстремальных ситуациях, хотя вне таких ситуаций они часто сами являются источниками социальных и межличностных конфликтов. “Здесь есть риск гибели, перелома костей, но ощущение, которые вы получаете, не сравнимы ни с какими другими чувствами в мире. Лучшие наркотики не могут позволить получить тот же уровень экстаза, чувство действительно хорошего адреналина”, – сказал один из сёрферов, а другой заявил, что во время сёрфинга “нет ничего в сознании, не существует ничего иного, что имеет какое-то значение”.

Несмотря на то, что людей с такими особенностями личности достаточно много, их место в классификациях психологических аномалий остается неопределенным. Они описываются в различных работах, и им присвоены некоторые наименования, которые пока не приобрели характер общепринятых. В отечественной литературе они часто фигурируют под наименованием адреналиномания [9]. В зарубежной психиатрии используется термин рисковое поведение (risktaking behavior). Они не вошли ни в одну их существующих классификаций болезни [1-3].

Очевидно, что все эти люди являются лицами с различными аномалиями личности. Вероятно, большинство из них, чьё поведение общество готово признать социально приемлемым, принадлежит к тому типу личности, который при чрезмерной выраженности проявляется как диссоциальное расстройство личности (F60.2 по ICD10 или 301.7 по DSMIV). Ранее J.M. Oldham и L.B. Morris, показывая соотношения между нормальными типами и расстройствами личности, описали их как соответствующей диссоциальному расстройству «Авантюрный тип» личности [10]. Они указали на следующие характеристики данного типа:

  1. Лица с авантюрным типом личности имеют собственную систему ценности, и на них не сильно влияют другие люди и нормы общества.
  2. Они любят риск и обычно принимают участие в самых опасных предприятиях.
  3. Они не волнуются о других и считают, что каждый сам может о себе позаботиться.
  4. Они умеют приобретать друзей и влиять на людей.
  5. Они любят путешествовать. Они не волнуются относительно работы.
  6. Они смелы, энергичны, склонны к проказам.
  7. Они мужественны, беспощадны в преодолении препятствий.
  8. Они живут одним днем, не испытывают вины за прошлое и беспокойства за будущее.

Этот тип личности можно рассматривать как «акцентуацию личности авантюрного типа».

Но не все адреналиноманы становятся истинно диссоциальными личностями. Все же у большинства из них поведенческие отклонения ограничиваются влечением к их необычным пристрастиям, как например, влечением к трейнсёрфингу или руфингу. Многие из них заняты в социально приемлемом виде экстремального спорта, например, в парашютном, но у них можно видеть критерии, предложенные Брауном [5], включающие симптомы, характерные для аддикций: 1) особенность, «сверхценность» (salience); 2) эйфория (euphoria); 3) рост толерантности (tolerance); 4) симптомы отмены (withdrawalsymptoms); 5) конфликт с окружающими и самим собой (conflict); 6) рецидив (relapse).

Очевидно, этот тип следует отнести к психопатическому уровню аномалий личности и рассматривать его как «аддиктивное рисковое поведение» или «патологическое влечение к рисковому поведению» в рамках «расстройств привычек и влечений» (F63).

Во всем мире подростки начинают проявлять склонность к рисковому поведению и испытывают внутреннюю потребность «испытать себя». Рисковое поведение, или иначе поведение, опасное для здоровья, в той или иной степени проявляется у большинства подростков в развитых странах и нередко заканчивается серьезными последствиями. Одним из основных факторов формирования субкультуры, а также присоединения к ней подростка, по мнению многих исследователей, в частности Я. Гилинского, является возможность удовлетворения актуальных возрастных подростковых (юношеских) потребностей, к каковым авторы [11] относят потребность в обособлении, автономизации от взрослых; изживании конфликта с взрослыми; самоактуализации, самоутверждении, реализации способностей; принятии социумом; признании, преодолении комплекса неполноценности; смысле; получении удовольствий, новых ощущений; информации, доступ к которой подросток не получает в семье, школе.

Регистрируемый в последнее время рост числа участников рискованных видов развлечений указывает на то, что в обществе имеются какие-то относительно новые факторы, способствующие этому процессу.

Более 30 лет назад в Университете штата Делавэр профессор Марвин Цукерман разработал концепцию риска наркомании или то, что он называл “поиск ощущений”. Было признано, что риск наркомании более глубоко сосредоточен на химии мозга [17]. Вещества или деятельности, которые заставляют людей испытывать типов максимумы, связанные с наркоманией, как полагают, связаны с выделением дофамина, нейромедиатора, который может вызывать переживание внезапного и интенсивного удовольствия, если присутствует в более высоких, чем обычно, концентрации (дофамин предшественник адреналина, так что когда люди говорят об “адреналиномании”, они в действительности говорили об эффектах дофамина).

В течение долгого времени наиболее популярная теория утверждала, что энтузиасты спорта и другие жаждущие риска страдают от нехватки дофамина, и что участие в опасных, но захватывающих поведенческих действиях, компенсирует им дефицит дофамина. Такое поведение по существу представляет стратегию выживания, направленную на стимулирование производства этого химического соединения при его недостаточности.

Ученые Онкологического научного центра Фреда Хатчинсона обнаружили, что мутация гена neuroD2, связанного с развитием миндалин мозга, нарушает формирование эмоциональной памяти у мышей, что повышает их готовность к рисковому поведению [12, 14].

Синтия Томсон на основе изучения выборки из 503 горных лыжников и сноубордистов обоего пола показала, что мутация 521 C/T (rs1800955) в промоторной области дофамин4гена рецептора (DRD4) поддерживает значимую связь с жаждой поиска нового и экстраверсией, но не с импульсивной жаждой ощущений [15].

David Zald (2008) показал, что животные и люди, отличающиеся повышенной готовностью к рисковому поведению и поиску нового, имеют меньшее число дофамин тормозящих рецепторов. Рисковая деятельность способствует производству больших количеств дофамина [16].

Причиной развития у части индивидуумов общества перечисленных аномалий личности и поведения является то, что любое свойство организма формируется под влиянием большого числа факторов как биологических (мутации генов, необычные комбинации генов, средовые условия развития и жизни индивидуума), так и психологических и социальных факторов. У одних индивидуумов большую роль могут иметь биологические, в том числе генетические факторы, у других социальные. Малая частота этих признаков в населении является следствием давления отбора на них условиями среды, в том числе давления социальных факторов [8, 13].

Одним из них является рост комфортности и безопасности жизни, вследствие чего системы защиты и обороны от опасности оказываются незадействованными. Итогом становится поиск ситуаций, в которых эти потребности могут быть удовлетворены. Очевидно, что противодействием этому фактору должно быть активное развитие в обществе различных видов спорта, туризма, возможностей путешествий, военно-спортивных видов деятельности, активно работающих под контролем взрослых массовых молодежных организаций.

Вторым фактором вовлечения молодых людей в бессмысленные виды опасной деятельности является, помимо общего пресыщения, отсутствие для очень многих молодых людей осознанной разумной (высокой) цели в жизни. В этих условиях вместо разумной деятельности, которая могла бы быть источником радости, смыслом жизни становится гедонизм, желание получать удовольствие любым путем. Противодействием нежелательному авантюрному поведению здесь также должны быть повышение образованности населения и создание условий для вовлечения молодежи в целесообразные вида деятельности или социально приемлемые виды развлечения и спорта и создание в обществе оптимистической социальной перспективы для молодежи [7].

Очевидно, что с таким негативным явлением как трейнссёрфинг, необходима борьба. Следует иметь в виду, что в отличие от других видов рисковых видов спорта, здесь практически невозможно организовывать тренировку участников, а организация такой тренировки невозможна по моральным соображениям ввиду практически криминальности этого вида развлечения. Кроме того, сам трейнсёрфинг формирует антисоциальную направленность молодежи.

С одной стороны, борьба с трейнсёрфингом требует ужесточения наказаний, как это практикуется во многих странах, вплоть до тюремного заключения, причем в первую очередь, особо сурового наказания организаторов «идеологов» движения. Возможно, следовало бы в судебном порядке включить сайты трейнсерферов, пропагандирующие этот вид развлечения в разряд запрещенных, наряду с экстремистскими сайтами.

Во-вторых, необходимо усиление механических препятствий для трейнсёрферов, в первую очередь, на метрополитене. На территории станций и прилегающей железнодорожной инфраструктуры для повышения безопасности пассажиров, включая предотвращение проезда снаружи поездов, здесь могут применяться технические средства, такие как станционные раздвижные двери, заградительные барьеры и системы видеонаблюдения, что имеет широкое распространение на территории метрополитенов. На Московском метрополитене для предотвращения залезания пассажиров на крыши поездов с надземных переходов на ряде станций ведётся установка стеклянных заграждений. Также рассматривается вопрос об установке раздвижных дверей на новых станциях для предотвращения падения или проникновения пассажиров на пути и в межвагонное пространство поездов, оборудование станций мониторами контроля дверей, транслирующими изображение хвостовой части состава.

Для примера, в ряде стран Азии для борьбы с трейнсёрферами применяются более жёсткие меры, ставшие объектом массовой критики со стороны правозащитников. Например, в Бангладеш полиция использует против трейнсёрферов длинные бамбуковые палки. В Индонезии для борьбы с ездой на крышах изначально применялись установка заграждений на станциях на уровне крыш вагонов, установка на самих крышах вагонов колючей проволоки или опрыскивание крыш и самих трейнсёрферов краской или маслом. В настоящее время в Индонезии для борьбы с ездой на крышах на электрифицированных линиях практикуется понижение уровня контактной сети, что делает проезд на крыше вагона более опасным. На некоторых неэлектрифицированных линиях устанавливаются специальные габаритные ворота с подвешенными на них бетонными шарами, которые при столкновении с человеком на скорости наносят серьёзные травмы или могут привести его к гибели.

В отечественных условиях необходимо, как минимум, запретить проектирование новых станций без раздвигающихся дверей. Важны и мероприятия по отвлечению молодежи от этого рода занятий и направлению их в сторону участия в регламентированных видах рискового спорта, где организуется необходимая тренировка, сертифицирование спортсменов, с наказанием тех, кто избегает требуемой подготовки и сертифицирования. Наиболее актуальным является развитие массовой воспитательной работы с молодежью в направлении формирования нужного обществу отношения к жизни, противостоящему доминированию гедонизма, как главного смысла жизни, а также созданию экономических условий вовлечения молодежи в жизнь общества.

Выводы:

  1. В населении постоянно имеется небольшая, но заметная группа индивидуумов, обнаруживающих влечение к рисковым формам поведения, в том числе к таким, которые приводят к тяжёлым травмам или к гибели. Очевидно, это является следствием того, что небольшое число таких особей, даже погибая, могут во многих случаях помочь спастись большому числу индивидуумов, не имеющих этого свойства.
  2. Такое влечение возможно лишь при условии ослабления страха смерти, инстинкта к сохранению при одновременном усилении чувства удовольствия, получаемого в ходе преодоления опасных ситуаций. Это чувство настолько выраженного, что такие индивидуумы стремятся к повторению рискового поведения даже после перенесения ими тяжелых ранений.
  3. Влечением к рисковому поведению в социально приемлемых формах следует отнести к «акцентуации личности авантюрного типа». Социально неприемлемое влечение можно рассматривать как «аддиктивное рисковое поведение» или «патологическое влечение к рисковому поведению» в рамках «расстройств привычек и влечений» (F63).
  4. Необходимо противодействие вовлечению молодежи в нежелательные формы рискового поведения как репрессивными, так и воспитательными мерами, созданием условий для направления активности лиц с влечением к рисковому поведению в социально приемлемые виды рискового поведения.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *